Младший инспектор дежурной службы обязанности

Как я работала с заключенными — рассказ старшего инспектора СИЗО

Младший инспектор дежурной службы обязанности

Журнал IQR продолжает публиковать обзоры профессий от специалистов. Мы решили разбавить  рассказы об общеизвестных специальностях чем-то необычным. Сегодня вы узнаете все о работе инспектора СИЗО — сколько платят, что надо уметь и сложно ли работать с заключенными.

У многих, наверное, сразу возник вопрос, чем СИЗО отличается от тюрьмы. Вообще, следственный изолятор временного содержания — это не тюрьма.

СИЗО обеспечивает содержание под стражей подследственных и подсудимых на время следствия и суда соответственно, а также осужденных – до перевода к месту заключения.

Чем занимается инспектор в СИЗО

Работа в СИЗО

Меня зовут Оксана, мне 34 года. Проживаю на Украине, в Киеве, работаю в СИЗО с 2008 года. Итого, мой рабочий стаж составляет восемь лет.

 Должность, на которой я тружусь, только название имеет такое презентабельное, а по существу работы – это типичный надзиратель над заключенными, уже осужденными или же еще пребывающими под следствием.

Женщин-инспекторов ставят на охрану женщин-заключенных, а также малолетних преступников. Мужчин охраняют, соответственно, инспектора-мужчины.

Профессиональные обязанности

Для бесперебойной работы, в учреждении сформировано пять смен. Четыре смены работают сутки через трое (собственно надзиратели), так называемая «пятая смена» работает пять дней в неделю, кроме субботы и воскресенья. В пятой смене трудятся младшие инспектора, в обязанности которых входит:

  • обыск камер;
  • обыск заключенных, прибывших с воли или из выезда на суд;
  • прием и раздача передач;
  • сопровождение на прогулку и в баню;
  • сопровождение из камер на следственные действия.

Как устроиться на работу в СИЗО

Женщина в тюрьме

Каких-либо особых знаний и навыков при приеме на работу не требуют. Образование может быть средним, средне-специальным. Высшее образование без юридической специальности при приеме на работу роли никакой не играет.

Чтобы попасть работать в уголовно-исполнительную систему, в моем случае – следственный изолятор, необходимо прийти в отдел кадров и заполнить кучу анкет. Вопросы такого типа:

  • почему решили идти работать в структуру;
  • предыдущие места работы;
  • фамилия, имя, отчество близких родственников (брата, сестры, отца, матери, мужа, жены, сына, дочери). Причем, если кто-то из них менял фамилию, то это нужно обязательно указать.

Также подписывается несколько документов о неразглашении. Это касается места расположения корпусов и камер на территории изолятора. После этого выдается направление в вашу местную поликлинику, где вы проходите общую медкомиссию. Нужны еще сертификаты от нарколога и психолога.

Пройдя медкомиссию, ждете звонка. Ждать обычно приходится полторы-две недели. Столько времени занимает спецпроверка в отношении вас и ваших близких родственников. Затем, если все нормально, ни у кого из вас не оказалось судимости, вас приглашают на собеседование.

Скажу, правда, что никакого собеседования не было, а сразу дали направление на еще одну медкомиссию, которую нужно пройти в поликлинике МВД. Состоит она из двух частей: углубленной проверки общего состояния здоровья и психологических тестов. Результаты готовы обычно через два-три дня.

Поликлиника сама передает их в отдел кадров СИЗО. Вам опять звонят из отдела кадров и приглашают на работу.

Мой первый рабочий день в СИЗО

СИЗО

В первый рабочий день начальник ОК выписывает временный пропуск на закрытую территорию и ведет знакомиться с начальником и замом. Это обязательная процедура начала трудовых будней.

Впоследствии, за много лет работы вы будете видеть этих людей только мельком, при условии, что не выкинете какой-нибудь сногсшибательный фортель и не попадете «на ковер».

С мелкими же проступками разбирается начальник смены, с проступками более серьезными – опера.

Знакомство происходит следующим образом: вас спрашивают, почему пришли сюда работать, боитесь ли оружия, уведомлены ли о наказаниях за нарушение устава. Вы невнятно что-то бормочете, так как ответы ваши никто не слушает, и выходите из кабинета под напутствие: «Идите работать».

Главные принципы работы с заключенными

Первые три смены вы – стажер. Только называется это иначе – неаттестованный. Вас ставят в смену не одного, а с наставником, который все подробно рассказывает и показывает.

Моя наставница, матерая баба, рассказала мне основные, главные принципы работы.

 Самый главный — никогда, ни при каких обстоятельствах, не поворачивайся спиной к зекам.

Еще она показала, где находятся скрытые точки тревожной сигнализации, выдала магнит, который в случае критических ситуаций нужно приложить к точке сигнализации, научила открывать камеру ключами.

Все. Остальное, говорит, в процессе.

Все три смены (трое суток) я училась выполнять несложную работу: утром считать заключенных, принимая смену, в течение дня – выпускать и запускать, контролировать раздачу пищи и передач, вечером «сводить остаток» — «минусовать» тех, кто не вернулся с заседания суда или отбыл в колонию. На ночь ключи от камер забирает корпусной. Так называется наш непосредственный начальник, который нам и мать, и отец. Почему? Потому что «залетов» на такой работе бывает великое множество. А он нас, младших, «отмазывает»  перед начальством.

Аттестация

На четвертый день работы – аттестация. Начальник отдела кадров собирает всех новичков и везет в Управление Госдепартамента по исполнению наказаний. Нас было трое. Всех по очереди заводили в разные кабинеты, где важные дядьки задавали одни и те же вопросы: «Чем вас привлекает эта работа?». И слышали традиционный ответ: «Привлекает стабильность, соцпакет и т.д.».

Затем попросили пройти сфотографироваться на удостоверение и подождать решения. Через два часа нам сообщили, что мы аттестованы и в звании младшего сержанта можем приступать к несению службы. Так, в новом звании, в форме, которую выдали после аттестации, я приступила к выполнению своих обязанностей.

Распорядок дня инспектора СИЗО

Рабочие сутки начинаются в восемь утра с развода. Развод – это такая планерка, где смена стоит, выстроившись в две шеренги, а начальник смены дает четкие указания. На какой идти пост инспектор узнает только утром. Далее, вы приходите на пост, и начинается пересменка.

Вам дают специальный документ, по которому вы проверяете наличие всех заключенных в своих камерах. Затем приходит корпусной (ими могут быть только мужчины), и вместе с ним делается обход. Открывается поочередно каждая камера, заключенные строятся, к ним заходит корпусной и выслушивает все пожелания.

Кому надо к врачу, у кого-то сломана нара (кровать), просьбы починить умывальник и тому подобное.

Заброшенная тюрьма

Далее весь день проходит в рабочей суете. Приходят конвойные, забирают заключенных на следственные действия или на выезды в суд.

Чтобы инспектор выпустил человека из камеры, конвойный представляет ему документ с именем заключенного, подписью и печатью учреждения. Документ остается у инспектора до прибытия заключенного в камеру.

Если человека не привезли, то при вечерней сверке этот документ крепится к камерной карточке и отдается корпусному.

В десять вечера объявляется отбой и заключенные должны лечь спать, но, как правило, этого не происходит. У них ночью жизнь только начинается. Они перекрикиваются и посредством веревок (на их жаргоне – «дороги», «кони») передают друг другу записки и другие вещи. Инспектору же ночью спать не разрешается. Но мы ухитряемся поспать.

В шесть утра – подъем. В семь привозят завтрак, который через «кормушки» раздают рабочие-заключенные, оставшиеся отбывать срок в изоляторе. Потом – пересменка и можно домой.

Зарплата надзирателя

Тюрьма

В принципе, отвечая на вопросы в Управе, я не врала. Меня действительно прельщала стабильность, служба во внутренних войсках, льготный стаж, бесплатный проезд даже. К тому же, вначале клятвенно обещали комнату в общежитии, а на тот момент имелись проблемы с жильем.

Поэтому, собственно, и возникла идея идти работать в эту структуру, хоть и на маленькую зарплату. В 2008 году она составляла 900 грн (100$), а с учетом всех отчислений – и того меньше. Сейчас эта сумма составляет 3000 грн, что, с учетом инфляции – всего ничего. Чистыми получается все те же 110$.

Так это я уже старший прапорщик и, соответственно, старший инспектор. А новички, младшие сержанты, получают и того меньше. К слову, у офицеров-оперов, начальников смен, работников отдела кадров заработок ненамного выше. В среднем на 400 – 600 грн, в зависимости от звания.

Если я не ошибаюсь, за каждое повышение звания идет прибавка к жалованью в сумме 150 грн.

Справка от редакции: Эти данные актуальны для Украины, на Украине средняя зарплата 200 долларов. В России зарплата в СИЗО на должности “младший инспектор отдела режима” со всеми надбавками составляет на сегодня примерно 30-40 тысяч рублей. Жилье не предоставляется. Есть ежегодный отпуск – от 30 до 45 суток. Данные по ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве “Бутырка”.

Работа в структуре исполнения наказаний имеет некую особенность. Вы не имеете права подрабатывать где бы то ни было. Это чревато увольнением. Но, если честно, никто за этим не следит, поэтому при таком графике можно спокойно найти себе подработку.
Стоит еще отметить, что при таком минусе, как маленькая зарплата, есть еще и некоторые плюсы.

Во-первых, оплачиваемый отпуск, который увеличивается из года в год, в зависимости от стажа. У меня сейчас отпуск 45 дней. Во-вторых, сам стаж для пенсии – год считается за полтора. Ну, и больничный, бесплатное лечение в госпитале МВД, бесплатный проезд в общественном транспорте. Да и комнату в общежитии все-таки дали, правда, через два года.

Но самым большим, на мой взгляд, преимуществом является возможность получения высшего юридического образования в ведомственных вузах. Бесплатно. Причем такая возможность есть у каждого сотрудника. Начальник изолятора ставит одобряющую подпись на каждом обращении. Другое дело, если человек не отличается умом и сообразительностью, то его уже потом могут отчислить из учебного заведения.

Материал в тему: Зачем нужен диплом о высшем образовании?

После окончания заочной учебы и получения диплома всем предоставляется новая, соответствующая званию должность. Хочу сказать, что работать можно. Денег заработаете не шибко много, но и семь рабочих суток в месяц – тоже не велик напряг.

Источник: https://iqreview.ru/profession/prison-guard/

Сотрудницы крымского СИЗО не видят ничего необычного в своей службе

Младший инспектор дежурной службы обязанности
Женщины – это наше всё. Где только они ни работают, какую только службу ни несут, почти ни в чём не уступая мужчинам. Сегодняшние наши героини обеспечивают порядок в Симферопольском следственном изоляторе. И у них это получается.

Слева направо: Светлана Лябина, Ольга Кулиш,  Любовь Емельянцева
Антон Волк / Крымская газета Антон Волк / Крымская газета

Любовь Емельянцева служит в должности младшего инспектора дежурной смены СИЗО. Работает здесь меньше года, раньше была на «вольной» должности в бухгалтерии Симферопольской колонии.

Оттуда и пришла в изолятор после декрета. Сыну Любы три года. Она очень хотела выйти на работу, говорит, что надоело сидеть дома.

У неё диплом вуза, специализация в международной экономике. Она думала, что работа в УФСИН временная, но вот так пришла и осталась на службе. В обязанности Любови, сидящей на КПП, входит оповещение сотрудников по внутренним телефонам.

Для непосвящённых: пользоваться мобильными телефонами на территории изолятора запрещено не только спецконтингенту, но и сотрудникам. И если поступает какое-то сообщение или нужно найти работника в СИЗО, Люба ищет его по телефонам, чтобы передать информацию. Так что с сидельцами Люба практически не общается.

А вот когда собиралась идти на службу, некие сомнения терзали – а вдруг там всё так страшно, как в кино показывают? Оказалось, не страшно.

Единственная проблема была, когда Любовь служила сутки через двое – только, вроде, пришла домой, отоспалась, и опять на службу.

А теперь график изменился на сутки через трое, и у неё появилось больше времени на семью и на ребёнка. Работу свою Емельянцева необычной не считает, её пост как раз для женщин, тут выдержка нужна.

Люба считает, что служить в мужском коллективе гораздо лучше, чем в женском.

Сотрудница отдела охраны: И никаких эксцессов

Антон Волк / Крымская газета

Светлана Лябина в системе ФСИН служит с 2006 года, в Крым перебралась в 2015 году из Нижнего Новгорода. Решили всей семьёй, с мужем и двумя детьми, пожить на полуострове.

С того времени муж в звании подполковника уже ушёл на пенсию из Крымского ФСИН, а Света переводом попала в Симферопольский СИЗО. Жильё они пока снимают, часть денег на его оплату даёт УФСИН. Но планируют купить свою квартиру.

Служит Светлана в отделе охраны, в её ведении видеонаблюдение по периметру учреждения с целью недопущения никаких эксцессов и побегов.

Следит Лябина и за попытками перебросов всего запрещённого на территорию СИЗО. А такие, пусть и нечасто, но бывают. Правда, в основном, безуспешные. «Не докидывают», – шутит Светлана.

По каждой попытке составляются материалы, но вот кто бросал и кому, обычно узнать не удаётся. Свете по долгу службы приходится контактировать с заключёнными. Иногда даже рука об руку ходить – когда, например, в больницу отправляют.

 Попадаются среди «кавалеров в наручниках» и туберкулёзные, и со СПИДом – такие здесь тоже бывают.

Дети Свету дома очень радуют, приносят ей свои заслуженные медали – десятилетняя дочь в спортивных танцах, а 15-летний сын – в борьбе «без правил».

Светлане тоже очень нравится их почти мужской коллектив, говорит, что все ребята здесь просто золото. И комплименты от них слышит не только по праздникам: и дверь откроют, и конфеты подарят.

А в прошлом году на 8 Марта даже приглашение в СПА-салон подарили.

Инспектор отдела режима: Отношение ко всем ровное

Антон Волк / Крымская газета

Ольга Кулиш уже четыре года служит в СИЗО Симферополя, пришла сюда «с гражданки», в прошлом – бухгалтер. Она – младший инспектор отдела режима и работает непосредственно с заключёнными-женщинами.

Службу несёт днём, по восемь часов – надзор на корпусе, а это вам не в светлом офисе сидеть. Кстати, на сегодня подопечных у Ольги около ста человек на 19 камер с хорошим ремонтом. Кормящих или с детками сегодня, слава богу, нет, а вот беременные имеются.

Хотя, Ольга вспоминает, что были раньше среди арестанток и с грудными детьми мамаши, некоторые уходили под домашний арест по решению суда.

Службу свою Ольга считает очень ответственной, говорит, что ни симпатий, ни антипатий к подопечным не испытывает. Просто надо помнить, что они – тоже люди, а она обеспечивает соблюдение их прав. Отношение ко всем ровное, да и на провокации она не ведётся, хотя такое бывает, люди-то все разные.

Если кто-то нарушает дисциплину, составляет материалы на эти нарушения. А ещё в её обязанности входит досмотр передач и посылок для заключённых – туда нередко пытаются спрятать запрещённые мобилки, деньги или наркотики.

Вот тут уже ясно, кому это предназначено и кто именно передал, отыскать такого «родственника» и привлечь к ответственности вполне возможно.

Кстати, Ольга говорит, что на территории СИЗО работает ларёк и если что-то надо купить, родственники вполне могут пополнить счёт сидельца, а он пишет заявление, что ему нужно. Теперь есть ещё и интернет-магазин. Сумма покупок и количество не ограничены, да и заявлений в последнее время довольно много.

А дома Ольгу ждёт семья, тринадцатилетняя дочь и муж, военнослужащий. И профессия её вполне устраивает, она прекрасно знала, на что шла в СИЗО. Она объективно относится к плюсам службы: выслуга год за полтора, хороший соцпакет, бесплатное обучение в вузе, внеочередной отпуск и санаторно-курортное лечение.

Крымчанки признались, как видят женское счастье

Крымский стриптизёр рассказал, почему опасны пьяные замужние женщины

Какие они – женщины, которые строят Крымский мост?

Хотите всегда быть в курсе самых важных крымских событий?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!

Источник: https://gazetacrimea.ru/news/sotrydnici-krimskogo-sizo-ne-vidyat-nichego-neobichnogo-v-svoei-slyjbe-25393

Юриспруденция и документы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: